Вацлав Нижинский Его жизнь его творчество его мысли (НВ) Сард

Описание и характеристики

Чаще всего искусство уводит нас в крайности, оно беспощадно и влюблено в смерть. В интервью, показанном по телевидению в 1961 году, Селин заявил: "Я разостлал на столе свою кожу, потому что - не забывайте одну вещь - смерть приносит невероятное вдохновение. Если вы не положите на стол собственную кожу, у вас ничего не выйдет. Придется заплатить".
У настоящего художника страсть к глубине и мощи изображения пересиливает инстинкт самосохранения. Нижинский выстелил своей кожей театральные подмостки. Он познал стремительный взлет к исключительной цели, к бесконечности, а после этого - еще более стремительное падение. За кульминацией немедленно последовало крушение: казалось даже, что оно таинственным образом изначально было заложено в нем, поэтому у судьбы танцовщика такой конец оказался неизбежен. Как писал Стефан Цвейг: "Тот, чья жизнь - трагедия, умирает как герой".
ID товара 2656167
Издательство Этерна
Год издания
ISBN 978-5-48-000390-1
Количество страниц 304
Размер 21.7x15.3x1.7
Тип обложки Твердый переплёт
Тираж 1000
Вес, г 430
1 039 ₽
+ до 155 бонусов
Осталось мало
В магазины сети, бесплатно
В пункты выдачи, 140 ₽
Доставка курьером, 225 ₽
3

Извините, на сайте что-то сломалось.
Обновите страницу.

Обновить

Отзывы

15 бонусов

за полезный отзыв длиной от 300 символов

15 бонусов

если купили в интернет-магазине «Читай-город»

Полные правила начисления бонусов за отзывы
Оставьте отзыв и получите бонусы
Оставьте первый отзыв и получите за него бонусы.
Это поможет другим покупателям сделать правильный выбор.
5.0
2 оценки
0
0
0
0
2
Чаще всего искусство уводит нас в крайности, оно беспощадно и влюблено в смерть. В интервью, показанном по телевидению в 1961 году, Селин заявил: "Я разостлал на столе свою кожу, потому что - не забывайте одну вещь - смерть приносит невероятное вдохновение. Если вы не положите на стол собственную кожу, у вас ничего не выйдет. Придется заплатить".
У настоящего художника страсть к глубине и мощи изображения пересиливает инстинкт самосохранения. Нижинский выстелил своей кожей театральные подмостки. Он познал стремительный взлет к исключительной цели, к бесконечности, а после этого - еще более стремительное падение. За кульминацией немедленно последовало крушение: казалось даже, что оно таинственным образом изначально было заложено в нем, поэтому у судьбы танцовщика такой конец оказался неизбежен. Как писал Стефан Цвейг: "Тот, чья жизнь - трагедия, умирает как герой".